На главную страницу

Написать письмо

Карта сайта

Главная
Художники
Последние поступления
Архив
Хронология
Живопись
Скульптура
Графика
Фотография
Портрет
Новости галереи
Выставки и проекты
Издательская деятельность
Критика и комментарии
Партнеры
СтартАп Форум
Контакты
Купить картину, скульптуру
Залы галереи
Схемы проезда
Анонс: ВАЛЕНТИН РЯБОВ - фотоарт; СЕРГЕЙ НЕБЕСИХИН - русский реалистический пейзаж; СЕРГЕЙ СОРОКИН - «Широка страна моя родная!»; СВЕТЛАНА ВАЛУЕВА - проект «Мандала»; ЕКАТЕРИНА ГРИГОРЬЕВА - постоянная экспозиция в залах галереи;

Дело Маршалла Макдаффи,
Или как ГМИИ едва не лишился коллекций Щукина-Морозова.

     Постскриптумом к истории разгрома и раздела Государственного музея нового западного искусства стали секретные переговоры о возможной продаже части его коллекции в Музей современного искусства в Нью-Йорке. Если бы это произошло в 1950-е годы, ГМИИ им. А.С. Пушкина остался бы без своих главных шедевров.

       26 ноября 1954 года в кабинете директора нью-йоркского Музея современного искусства (МоМА) Альфреда Барра раздался телефонный звонок. Некий Маршалл Макдаффи спросил, не желает ли музей приобрести картины Матисса или Пикассо, некогда украшавшие Музей нового западного искусства в Москве. Ошеломленный искусствовед ответил, что от таких предложений не отказываются, но он не понимает, как это можно сделать. Таинственный собеседник уверенно заявил, что есть хороший шанс застать русских врасплох и получить картины, которые они терпеть не могут и хранят в подвалах.

Анри Руссо. Нападение ягуара на лошадь.
Холст, масло. 90х116. (Фрагмент).

 
Друг Хрущева.

     В начале 1950-х годов большинство произведений из Музея нового западного искусства, в самом деле,  находились в запасниках Пушкинского музея (остальные - в запасниках Эрмитажа), и их никто не мог видеть: экспозиция была закрыта, а в музее разместилась огромнейшая выставка подарков Сталину.
     Этой ситуацией и решил воспользоваться Макдаффи. Сам он был юристом и мало смыслил в искусстве, но был готов начать переговоры с русскими, если его снабдят списком картин, которые нужны музею, с указанием примерных цен. На вопрос Барра, почему Макдаффи уверен в успехе переговоров, тот рассказал следующее.
     В начале 1946 года, когда Макдаффи приезжал на Украину как представитель американских организаций, оказывавших экономическую помощь СССР, он познакомился с тогдашним первым секретарем ЦК компартии Украины Никитой Хрущевым.
     В 1954 году Макдаффи решил вновь посетить СССР, но советское посольство в Вашингтоне отказало ему в визе. Тогда Макдаффи отправил телеграмму с жалобой по адресу «Москва. Кремль. Хрущеву». Результат превзошел все ожидания. Виза была получена немедленно, дипломаты рассыпались в извинениях и просили заходить в любое время дня и ночи, а Хрущев пригласил Макдаффи  в гости.
     Американский юрист посетил Хрущева. Он был первым иностранцем, который удостоился беседы с ним после того, как Хрущев стал Первым секретарем ЦК КПСС. Беседа продолжалась четыре часа. Затем Макдаффи ездил по стране, побывал на Украине, Белоруссии, в Казахстане, на Дальнем Востоке и на Кавказе. Покровительство Хрущева открывало американцу все двери. Когда в марте 1954 года в американском журнале Collier вышла серия его статей о поездке в СССР и интервью с Хрущевым, Макдаффи  стал звездой журналистики и главным специалистом по СССР.

Пабло Пикассо. Королева Изабо.
Холст, масло. 92х73.

Рокфеллер не устоял.

     Барр договорился о личной встрече с Макдаффи, но предварительно навел справки о своем собеседнике. Карьера Макдаффи была пестрой: выпускник Йельского университета, он успел поработать и в частных юридических фирмах, и в Госдепе, и в структурах демократической партии. Во время войны он входил в команду Гарри Хопкинса, занимавшуюся ленд-лизом. Макдаффи симпатизировал СССР и даже считался «крайне левым».
     Барр решил рискнуть. 23 декабря 1954 года за ланчем  Барр и Макдаффи обсудили «русское дело». В тот же день директор МоМА написал письмо самому богатому попечителю музея - Нельсону Рокфеллеру, в котором рассказал о беседе с юристом и его предложениях.
     Он хотел, чтобы Рокфеллер убедил и других членов попечительского совета музея дать деньги на покупку не одной - двух картин, а почти всей коллекции ГМНЗИ. Главным аргументом было то, что коммунисты ненавидят «формализм» и картины Матисса и Пикассо им просто не нужны.
     Рокфеллер не устоял перед соблазном переплюнуть  Эндрю Меллона,  купившего у Эрмитажа 21 шедевр, и заполучить из СССР целый музей. Он дал добро на подготовку сделки.
     В начале января 1955 года  Макдаффи встретился с советником посольства СССР в Вашингтоне Константином Федосеевым. На вопрос о картинах Федосеев ответил, что не видит препятствий для переговоров. СССР  вряд ли расстанется со всеми произведениями, но некоторые картины, особенно художников начала XX века, вполне может продать. Вряд ли дипломат вел такие разговоры, не прозондировав почву в Москве.
     Пока Макдаффи «прощупывал» Москву, Барр выяснил, что официальный  Вашингтон не возражает против покупки картин за «железным занавесом». В конце концов, был найден компромиссный вариант.
     15 января 1955 года Макдаффи получил письмо, в котором подтверждались его полномочия вести переговоры о покупке в СССР картин французских художников. Но не от лица МоМа, а от лица таинственной «группы американских коллекционеров». Не был использован даже официальный бланк МоМа. Вся переписка о «русском деле», даже между Баром и Рокфеллером, снабжалась грифом «секретно» и «совершенно секретно». Для переправки денег в случае удачной сделке было решено использовать бельгийские и французские банки.
     Макдаффи было обещано 10% комиссионных, но процент мог измениться в зависимости от размеров сделки. Он должен был только в принципе договориться о продаже картин, а деталями займутся «верные» юристы. К письму был приложен список картин с инвентарными номерами и фотографиями картин, а также примерными ценами. Это были лучшие вещи, которые к тому времени оказались в Пушкинском музее: «Прогулка заключенных» Ван Гога, картины Матисса, пейзажи и натюрморты Сезанна, произведения Руссо и многое другое.
     Цены по тем временам были очень высокие. Например, картины Пикассо и Матисса оценивались в  $30- 75 тыс. Однако Барр и Рокфеллер понимали, что работы импрессионистов будут стремительно дорожать и торопили события.
     В своих прогнозах они были правы. Уже в 1958 году «Портрет гарсона» Сезанна стоил $616 тыс. К середине 1960-х цены на импрессионистов превысили отметку в миллион долларов. В 1970-е годы они «догнали» старых мастеров. Сейчас импрессионисты, Пикассо и Ван Гог – главные звезды аукционов и стоят уже десятки миллионов.

Винсент Ван Гог. Прогулка заключенных.
Холст, масло. 80х64. 1890.

 
Выставки вместо продаж.

     Казалось, все благоприятствовало Барру и его друзьям. В начале февраля 1955 года председателя Совмина СССР Маленкова сменил бесцветный Булганин. Избавившись от своего главного конкурента, Хрущев стал самым влиятельным человеком в СССР. В разгар событий, 1 февраля 1955 года, Макдаффи вошел в кабинет Хрущева, имея в кармане список из девяти вопросов. Три из них касались картин бывшего Музея нового западного искусства:
1. Готово ли советское правительство в качестве «жеста доброй воли» подарить одну из картин США?
2. Готово ли оно продать часть картин?
3. Готово ли предоставить картины на выставку?
     Хрущев молча прочел список и после непродолжительной паузы начал именно с этих вопросов. Он сразу отмел возможность подарка, объяснив, что это могут неправильно понять. О продаже ничего конкретно не сказал, но проявил интерес. Скорее всего, это было простое проявление вежливости по отношению к Макдаффи. Хрущев слишком хорошо помнил, какой урон престижу СССР нанесли сталинские продажи, и вряд ли хотел связывать свое имя с разбазариванием музейных ценностей. Да и с валютой в СССР  в 1950-е годы было не так плохо, как в 1920-е.
     Что же касается выставочного обмена, то эта идея привела главу КПСС в восторг.
Он препоручил Макдаффи заботам замминистра культуры СССР Владимира Кеменова, который был и против продажи, и против выставки. В молодости Каменов работал в Музее нового западного искусства, но во время визита Макдаффи как раз боролся с сотрудниками Пушкинского музея, отстаивавшими необходимость показа «французов». Однако как бывший музейщик, он не мог без содрогания вспоминать сталинские продажи, когда Эрмитаж и другие музеи лишились своих многих лучших произведений. Даже если Каменов и считал импрессионистов «чуждым искусством», вновь допускать торговлю музейными экспонатами он не хотел.
     Макдаффи понял, что с продажей ничего не получится, но идея выставочного обмена, столь любезная сердцу Хрущева, была воспринята чиновниками как приказ. В октябре 1955 года  «Нью-Йорк таймс» сообщила, что достигнута принципиальная договоренность об обмене 200 шедеврами между музеями обеих стран.
     И хотя из-за событий в Венгрии показ американской экспозиции был отложен 1959 года, выставочный обмен развивался. В 1960-е годы картины из коллекций Щукина и Морозова, которые к тому времени уже были включены в экспозицию Пушкинского музея, начали свое триумфальное шествие по музеям мира. Попытка второго «набега» на шедевры из русских музеев обернулась началом «золотого века» Пушкинского музея.

Григорий Козлов (Кельн).

По материалам и с разрешения журнала "Артхроника".


Тематика этого сайта: Картинная галерея, купить картину, купить скульптуру, аренда картин, картины художников, современное искусство, работы художников, живопись, скульптура, графика, выставки современного искусства, биографии художников, Государственный Эрмитаж, Государственная Третьяковская галерея, Русский Музей, Государственный музей изобразительных искусств им. Пушкина, коллекционирование, оформление интерьеров, портрет на заказ, антиквариат, арт галерея, куртуазный маньеризм, абстрактное искусство, эпический жанр, шокирующее искусство, неофициальное искусство, видеогалерея, Российский Союз Художников, меценат, биеннале, актуальное искусство, благотворительные акции, академическая живопись, инсталляция, экспрессионизм, женский портрет, детский портрет, парадный портрет, портрет по фотографии, moderm art, art gallery, Russian art, contemporary art.

ВНИМАНИЕ! Вход в Галерею Валентина Рябова - свободный, однако, посещение жилого комплекса "Золотые ключи-2" осуществляется по приглашениям. Не забудьте заказать пропуск перед Вашим визитом!

Страница галереи на YouTube

Страница галереи на Facebook

Страница галереи на Twitter


Поиск по сайту:


Радио ПРЕМЬЕР. Лос-Анджелес, США

Галерея-партнёр:


Hay Hill Gallery
(London, UK)